• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
09:27 

Утречно

Женщины, как вино... чем старше, тем дороже..
Да. 1-ое сентября и есть в этом что-то.. Хвала богам, что я больше не учусь в школе. И как жаль, что нет больше института и всех этих "взрослых" забот.
Раман Данилыч позвал на дачные забавы в среду. Ням. Но никак, ибо что-то типа "раб лампы", и если перефрозировать, - "раб работы". Да и не особо хочется, ибо там надо будет принимать решения, а я не хочу. Меня все устраивает и не нужны эти вот перемены.

22:45 

Вечерне

Женщины, как вино... чем старше, тем дороже..
Это, определенно, были волшебные выходные. И он, определенно, был оч мил. И ваще все как-то здоровско. Даже несмотря на то, что все в отпусках и на работе полная жопа. И Верка еще сегодня не вышла, обосновав это тем, что вчера была на дне рождении. Дура, блин. Даже не додумалась своим скудным умом соврать чего-нибудь. Завтра ей пиздец. От меня лично и от тех, кто выше. Заебло. Я тоже бухаю и ваще прихожу под утро, но это не мешает мне, поспав максимум час, переть на работу и отрабатывать полный рабочий день.

А в целом, мне оч кайфово.. Тьфу-тьфу))

22:06 

Четверть

Женщины, как вино... чем старше, тем дороже..
Симс - это пиздец))
Можно смело попрощаться со сном и поприветствовать утренний неадекват.., плавно переходящий в мир иллюзий. Ну, а хули? Будем строить виртуальность=)

А завтра пятница. Ура.

22:22 

А в целом

Женщины, как вино... чем старше, тем дороже..
Сегодня все опоздали. И никто особо из-за этого не парился, учитывая, что начальник приходит не раньше десяти. А потом выснилось, что кто-то нас грязно заложил. Ублюдки. Мало своего отдела, надо влезть и в другие. И было сказано, что рабочий день начинается в девять и касается это всех без исключения. Ебическое зло, не иначе. Завтра все едем к девяти, ибо палевно. А уже отвыкли, ибо к хорошему не просто привыкаешь, а притираешься всей душой. Не имею ни малейшего понятия во сколько нужно встать и выйти, чтобы приехать вовремя.

А так, суши и две бутылки пива на ужин - просто волшебный вечер. Да и как это обычно бывает, очередной серединный звонок. Ничего нового и у меня все отлично, а даже если и паршиво, я тебе об этом не скажу никогда. И не потому, что ты не поймешь, а потому, что тебе неинтересно и ненужно. И если бы не вот это твое "а ты же работаешь там-то, тут вопрос назрел..." - ты бы и не позвонил. Неа. А нахрена? А так, все довольны и все не в накладе. Да-да, я тебе отвечу на твой вопрос и буду землю рыть только потому, что ты меня об этом попросил, а ты умеешь просить, как никто другой умеешь. И я хороший исполнитель, ты же знаешь, потому и звонишь. И не изменить, а разве что самонадеянно вдыхать пары давно ушедшего аромата... несбыточного))

И как всегда, до следующей среды:)

22:37 

Середа

Женщины, как вино... чем старше, тем дороже..
Блядский день. Блядское сознание. Блядская неделя.
А в целом, - все очень даже мило.

Телефоны молчат. Сознание бредит. Почта пуста. Ай-си-кью - бесит. Старые фото навевают давно уже забытый ритм. Зачем? Непонятно, но вполне, созвучно. Неделя без алкоголя, друзей, похмелья, и чего-то еще.. Чего-то очень важного, но никак не уловимого. И именно в такой вот последовательности.

Завтра очередной блядский день не менее блядской недели.
А в целом, все очень даже ничего)))

22:08 

И снова здравствуй(те)

Женщины, как вино... чем старше, тем дороже..
Здравствуй, дорогой дневник))
А тебя поместили в архив. Как непростительно с моей стороны. Исправляюсь. И снова здесь. И не потому, что есть о чем написать, а для того, что есть, о чем вспомнить))

Безостановочный рейс, за которым совсем не видно событий. Но зато слышны голоса и отзвуки. А это, зачастую, намного важнее. Или даже нужнее.

Мон ами))

14:21 

нас съедает жалость и неосознанная грусть

Женщины, как вино... чем старше, тем дороже..
Вчера купили зефир. Какой-то кремовый. Не из-за вкуса я его выпросила, а из-за цвета. Выпросила, потому что все личные вещи были оставлены. Он такой белый-белый. Снежный и очень воздушный..

Губы все обкусаны. Дурацкая привычка. С некоторых пор.

Два часа в книжном. Самое лучшее время. Выгнали, ибо час закрытия.

Мама сварила вкусный кисель. И купила шоколадное печенье.

И книга до трех часов утра. В прикуску.

Бесцельность времени, которая ничем не запомнится и забудется уже на следующий день. С тем, чтобы повториться снова. Неизменно.

Невозможно привыкнуть к некоторым вещам. Хоть и казалось обратное. Я не чувствую себя использованной и обманутой. Я не чувствую вообще ничего. Я законченная врушка, но я никогда в этом не сознаюсь. Да и незачем. Каждый получил то, что хотел. Точнее, искал. Точнее, заслужил.

Какая-то новая жизнь получается. На самом деле. С какими-то новыми, непонятными мне правилами. И долгим, бесцельным сидением. Или ожиданием. Или выжиданием. Не знаю. И мало, что понимаю. Или не хочу. Мысли тихонько уходят. Изо дня в день. По крупицам. Чтобы уйти целиком. Со всем, что было. Или оставалось. Теперь уже точно. И насовсем. Остается лишь тихая грусть прожитого. Или недожившего. Или пережившего.

И кто-то чужой наливает горячий кофе с молоком. И целует на прощание. И долго-долго держит за руку. Не меня, не думайте. Мы не дети, но с детской непосредственностью. Да-да, не смотрите так пристально.

«ты так смотришь на меня, как будто видишь в последний раз». Вырвалось. Случайно и в шутку. Тогда мне стало смешно. Сейчас - нет. Уже тогда понимала? Или чувствовала? Или знала?

Они сегодня улетели в теплые края. И меня это уже почти не трогает. Честно. Еще совсем немного времени и это будет одним из ничем не примечательных эпизодов моей жизни. Проходящих эпизодов. Как смена времен года. Когда память больше не вызывает слез, угрызений и метаний – это говорит лишь о том, что ты перешел в очередную стадию. Стадию пассивности, когда все равно, что было и совсем неинтересно, что может быть дальше. Именно может быть, а не будет однозначно. Сутки. Сутки на пролет. На один этаж выше и совсем другой вид. Правда. Я живу на одиннадцатом, и у меня кружится голова, когда я поднимаюсь на двенадцатый. И у меня больше нет ступора, когда я вспоминаю отдельные обрывки. Телефон уже не пугает звонками. Номеров не осталось. Разговоры о былом вызывают лишь тихую грусть. И я доедаю последний зефир.

Смеяться запрещается.


Застыв на ветру, у синего льда
Я скоро умру, уйду навсегда
Я верил тебе, а сейчас я верю судьбе
Свет погас, и солнце зашло для меня навсегда

Я сон погубил, уже не вернуть
Тебя не хранил и проклят мой путь
Я сердце как лед холодил, мой первый полет позади
Все то, чем я жил и кого я любил

Кто любовь потерял, превращается в лед
Кто ее отыскал, никогда не умрет
Все что любил, но не ценил, потерял я вмиг
И навсегда всадник из льда позабыл твой лик

Чтоб горе забыть, изгладить вину
Скачу от судьбы в забвенья страну
Окончен мой путь, я устал, пора отдохнуть
Среди скал, покрытые льдом, словно сердце мое

Мне край этот мил, нет боли и слез
Все чувства убил волшебный мороз
Я всадник из льда, надо мной мерцает звезда
Но весной лед тает всегда, только я никогда
Никогда

08:57 

Утро ):

Женщины, как вино... чем старше, тем дороже..
Как же я тебя ненавижу. Если бы ты только знал. Как же меня бестит вот этот твой эгоизм. Как же ты можешь вот так запросто класть на всех и уподобляться только своим задачам и проблемам.Я говорю про "всех" только потому, что я уже давно пребываю в этой категории и отдельно меня для "тебя" уже давно нет. Но я-то смирюсь, я-то выдержу, я-то привыкну. А ты-то? Ты сам сколько сможешь мучить меня и таких "как я"???

Иногда мне кажется, что это настолько обыденно и нощно для тебя, как для меня утренний кофе, который я никогда не пью, но неизменно наливаю.

Я вчера преодолела свою гордость. А точнее, в очередной раз наступила ей на самое горло. И я позвонила. Позвонила, чтобы узнать "как ты", потому что мне это действительно интересно, представляешь? Читай по слогам: мне это действительно интересно!!!

И что я услышала в очередной раз? Привет, только не говори, что ты занят!
- Я сейчас занят. Я иду с мамулей. Я тебе перезвоню.

Представляю, что она тебе сказала. И ты можешь сколько угодно говорить мне о том, как хорошо она ко мне относится. Уж я-то вижу, как она сквозь зубы здоровается со мной и была бы ее воля, она послала бы меня нахуй.

А ты, значит, был где-то с мамой. Ага. И у тебя снова вторая линия. И ты, конечно же, так и не перезвонил. Хм, кто бы сомневался. Впору делат ставки. Это уже раз шестой за последние две недели. Ты не находишь, что прослеживается некая нездоровая тенденция, нет? Или, даже система???

Все. Хватит. Надоело. Я больше не буду тебе звонить. Я больше не буду тебе писать. Я больше не буду что-то там выстраивать и выгадывать, чтобы увидеть тебя лишний раз, наплевав на все свои дела и принципы. Я вынула симку и вставила другую. Ту, о которой почти никто не знает. И самое главное, ту, о которой ничего не знаешь ты. Пошел нахуй. Я слово дала. Себе.

«Падай в меня я ловлю..
Просто
я тебя
очень
...»

08:38 

out of love

Женщины, как вино... чем старше, тем дороже..
Хочется курить. Очень. И помногу. Хотя, дала обещание. Точнее, ты его просто вырвал. А я его нарушила на следующий же день. Хотя, и обещала. Нет мне веры, да? Ну, прости. Не могу иначе. Так, хотя бы не хочется плакать. Хотя бы, какое-то время. И не хочется вдыхать наркотический алкоголь. Хотя бы какой-то период, а мне его, вполне, достаточно.

И я смогла сказать нет, когда видела их давеча. Не им, нет, самой себе. Ты, конечно, об этом не узнаешь никогда. Просто потому, что не знал даже предыстории. Чего уж там.. о самой истории. Но оно и не нужно вовсе. Достаточно провалов с перевалами.

А курить все же хочется. Дома вчера не могла. Не из-за кого-то там, а из-за того, что еще пока живо. Хоть и призрачно, но все же живо. Сегодня Сережка снова будет звонить, и мы снова будем бегать за ворота, дабы никто не увидел и не узнал. И снова он будет качать головой и сетовать. Хм, смешно. Оттягивает. Слабо, конечно, но все же. Лучше так, чем то, что было и пока еще остается где-то рядом.

Опять в дыму.

Бывают люди, от которых удар в спину невозможно предчувствовать. Никак. Хотя и предупреждали и были какие-то предпосылки. Никак. Верим. Слепо так и открыто. Бей. Уже все забыто. Я каждый раз попадаюсь. И ты каждый раз играешь против меня.

Я жалею только об одном: обещание не курить себя не оправдало. Извини. Мне нельзя верить. Впрочем, так же, как и тебе.

Мы чудесная пара.

08:32 

С утром :)

Женщины, как вино... чем старше, тем дороже..
- Я напишу на сигарете твое имя..
- Зачем? Чтоб докурить и бросить?
- Нет.. Чтобы дышать тобой..



Итак. Утро.

Я ем офигенный кекс и запиваю его не менее офигенным кофе. В голове миллион мыслей и минимум времени для их реализации.

В понедельник звонил Стас. Все нормально и все хорошо. Нет. Не так. Все даже лучше, чем просто хорошо. Или мне так только кажется?Да-да, я поняла свою ошибку и больше ни-ни.. Честно. Я сегодня утром поняла, что наступила пятница и с последнего разговора прошло 4 дня. Это что, новый принцип? Если ты мне не звонишь, то и я не буду звонить тебе более?? Хм, я-то, конечно, не гордая и я тебе наберу прям сегодня. И знаешь, спасибо тебе, что "интересуешься" моими проблемами, моими достижениями и моей жизнью вообще. Фигня какая, верно?

Ты думаешь, что я гуляю и веду безрассудный образ жизни. Хм, ну, если тебе так удобнее..

Ему я вчера написала письмо. Долгое такое, в формате А4. "Ей (тебе) всегда нравились рукописи".. Прощальное, как в самой пошлой мелодраме. Написала все чувства и все эмоции, которые были и которых уже почти не осталось. Хоть и тянет, порой.. Но суть в том, что эта самая пора быстротечна и не верна. На этом все. Точка. И не звонить мне более.

Дала зарок. Или даже, обещание. Больше не пить. Я так посчитала и получилось, что я в запое уже месяца три. Каждые выходные, чужие квартиры. Бессонные ночи и нескончаемая череда бутылок. Никакого виски, никакого коньяка, никакого рома. Стало доходить, что даже на буднях мы нажираемся в говно. А потом тупим на работе и удивляемся: а с какого хуя мне так хреново?

Начинаются зачеты. На следующей неделе беседа с научным руководителем по диплому.

Предложили подработку. На выходных. Согласилась, хотя, долго думала. Работа с самого утра и до позднего вечера - именно то, что мне сейчас нужно.

Мама ебнется, как бы ужасно это не звучало. Мы продолжаем не общаться и меня это абсолютно устраивает.

Позвали на день рождения на этих выходных. Куда-то загород они решили ломануться. Подозреваю, что к Сереге на дачу. Нахуй-нахуй. Никаких дач, праздников и пьянок.

Вот и все. Главное, не сорваться и не поддаться. А сейчас - работать.

22:08 

Зы! :)

Женщины, как вино... чем старше, тем дороже..
Не пью. Первый день. Оп. Вру. Сегодня в обед хлопнули коньяку, всего четверть стаканчика. Для аппетита. Да и клиент выбисил. И дура эта. Ипать. Хотя вспоминаю себя на том месте и злость притупляется. Наверное, она не пройдет испытательный срок. И я уже ничего сделать не могу, ибо мне не в кайф делать ее работу только потому, что она тормоз и непроходящий тупица.

И все. Хотя опять звали. И что-то там предлагали. Нахуй-нахуй. Потом даже трубку не брала. В пизду их. Плохо мне что-то.. Как-то где-то местами.

Дома все равно, что в коммуналке. Хотя, там, думается, намного лучше. Приняла решение. Сейчас вот успокоюсь и поставлю альтернативу. Пусть пишет дарственную, а этим уродам я даю время до февраля. А потом пусть валят и ниибет. И никаких завещаний. Я хочу быть собственником сейчас, а не когда она умрет. И нахуй. Я вас не знаю. Мы с вами родны только по крови и по паспорту. И не звонить мне. И не дай боже, приехать. Сразу нахуй!

Готовлю ужин. Чувствую себя ебанутой какой-то, вот чесслово. Его дома нет. Только мама. И она еще не знает, что к нам едет ревизор. Гы!! А если по-простому, едет Стас.

И я очень рада сему факту и мне плевать на ее реакцию. Почему я не предупредила? А почему ты меня не предупредила, что наебала меня же???

Вот тебе и ответ.

14:33 

Дороже золота

Женщины, как вино... чем старше, тем дороже..
Не знаю с чего начать.

Я не спала с пятницы. Совсем. И с пятницы же я не была дома. И это совсем не нормально. И это стало системой. И это тоже нужно признать. И сейчас вместо того, чтобы лечь спать, я сижу за компом. И самое интересное, что мне совсем не хочется спать. Вообще. А еще я понимаю, что если вот сейчас, в эту самую секунду я не сознаюсь во всем – я просто рехнусь.

Я слишком много пью. Слишком много курю сигарет. Слишком часто и слишком много курю наркотики. И это даже уже не травка, ибо не прет. Это очередной шаг вниз, ибо то, что было – оно уже не цепляет и уже нужно что-то большее. Для полета кайфа. И этот проклятый героин, которым так соблазняют. Но у меня-то мозги еще вконец не отшибло. Неа. Пока нет. И я в отказку, а они нет. И я отлично вижу того мальчика, которому всего 25, а выглядит он на все 40. И каждый раз я делаю негласную ставку на то, сколько он еще проятнет.
И каждый раз я даю себе обед отказа. И каждый раз отвечаю на вопрос положительно, ибо «буду».

Я бросила все. Институт. Английский. «Тех» друзей. Родителей. Себя, наконец. И.. что-то еще, но об этом чуть ниже. И это ненормально за ночь выпивать бакарди, джемисон, затем коньяк, а потом пиво. И в перерывах «между» неизменное курево с неизменным наркотическим эффектом.

А вот теперь мы точно расстались со Стасом. Мне теперь все стало понятно. Абсолютно. Все вот эти его «ко мне сегодня нельзя», «тебе надо уйти рано, чтобы родители не увидели», «мама звонит…»…. Мне единственно, непонятно зачем нужно было «мама, познакомься, - это Марина…».

Он настолько зависим от родителей и настолько их боится, что вытворяет просто дикие вещи. Я не буду описывать все примеры, мне важен сам факт их существования. А он бесспорен. Мне надоело, что он может позвонить и договориться о встрече. И я бегу, и я все бросаю. И жду. И надеюсь. А он легко может не то, что не приехать, но даже и не позвонить, дабы предупредить об этом. У него работа. У него встречи. У него Милана. А я. А что я? Да хуй со мной, в самом деле. Кого ебет чужое горе? Хм, никого и никогда.

Мне надоело вечно подстраиваться и что-то там выгадывать. Мне надоело, что если он накосячит, он предпочитает все больше отмалчиваться. И на мое «Стас, ну, скажи что-нибудь, не молчи!» - он привычно отвечает «ты же все равно не поверишь, поэтому я буду доказывать поступками».

Блять. Мне смешно. Как же мне смешно это слушать. Сколько раз я уже слышала вот эти его «поступки». И всегда все заканчивалось одинаково, а именно - ничем. И как всегда мой монолог уходил куда-то в неизвестность.

Мне надоела его необязательность. И если он, сука такая, сказал, что приедет в шесть, значит нужно приехать в шесть. А если он нихуя не успевает, значит нужно позвонить и предупредить, что задерживается. А если он, скотина, вообще никуда не собирался, то какого хуя он вообще мне звонит?

И в субботу, находясь у Иры с Колей, часу уже эдак в шесть утра, мы втроем стояли на балконе, курили. А потом, все на том же балконе я долго рыдала. Я рыдала из-за того, что в очередной раз ничего не вышло и, наверное, в тот момент я поняла, что со Стасом все. Что после всего уже ничего не будет, как раньше. Я не смогу, потому что буду все время думать. А он не сможет, потому что будет видеть эти мысли во мне. И Коля меня обнимал, и гладил по спине, и молчал. А потом Ира принесла воды и мы долго стояли. Она что-то там говорила, а я смотрела на утреннее небо и думала о том, как все глупо и бездарно. Мимо и ненужно. Пусто и бесцельно.

И самое курьезное, что этот человек уже не просто очередной сюжет. И сказать ему об этом я так и не успела. А теперь уже не то, чтобы было поздно, а просто оно не нужно. Не было ничего. Нет его. Я спала и видела сон. А теперь я проснулась, и остался легкий осадок, и как это бывает и проходит он мгновенно.

Удаляем смс, номер. А большего и нет. Не успели. Наверное, даже хорошо.

Прости, прощай и ничего не обещай. Отпусти и живи своей жизнью. И не пиши. Не звони. И не приезжай. Никогда.

А еще, как довершение общей картины, я пропалила ситуацию с квартирой. Смотрю я однажды, то родители одну парочку вещичек привезут от бабушки. То вторую партию. Что за хуйня? – спрашиваю я маму. А она мне «не волнуйся, все нормально». А тут опять. Ну, я как чуяла, что что-то не так, только поздно спохватилась.

Спрашиваю маму, почему они так часто и так помногу шмоток привозят оттуда? С какого хуя, собсна, если я там жить намерена? Она мне как всегда эту свою бодягу завела, на тему все нормально, все хорошо. А я понимаю, что нихуя ни хорошо, особенно по тому, как она это говорит. И я ей говорю, что я все равно все узнаю и лучше ей сказать мне все сейчас. А потом я беру трубку и при ней звоню бабушке и ахуеваю, потому что трубку берет какая-то беспонтовая телка.
Не передать, что я испытала. И важен даже не сам факт заселения, а тот обман, который она мастерски осуществила. И ведь договорились, что я переезжаю жить туда, как только она все перепишет. И вот хуй вам. И хочется плакать от обиды и вранья. И как же заебало вот это вот ее мастерское угождение всем, в частности – ему. И баба эта будет жить до февраля. Заебись. Я после этого сказала ей, чтобы в феврале этой сучки там не было, потому что там буду я. И ниибет!! Вообще ничего и никогда.

И теперь мы не разговариваем. Я постаралась максимально далеко удалить ее из своей жизни. И я почти не бываю дома. И даже не хочу ее слушать. Это ее вторая ошибка и третьей ждать мне совсем не хочется. Не прет, что называется. Я не знаю, где дедушка и я совсем не знаю, что мне делать. И я снова курю одну за одной. И снова думаю о Стасе. И хочется плакать, и биться головой от отчаяния и обмана. И даже, от отсутствия преданности, веры и, может, даже любви.

20:34 

Вдогонку

Женщины, как вино... чем старше, тем дороже..
Тупое равнодушие. Мне все равно. У меня апатия, депрессия, психо-неадекватность и что-то там еще.

Мне все равно.

Ира ушла от Коли. И это произошло в тот самый момент, когда мы расстались со Стасом. Наша дружная четверка распалась. И это было накануне выходных. Пятница, которая прошла в тяжких думах и мыслях. А уже в субботу я поехала к ней и мы решили отметить начало новой жизни двумя бутылками шампанского. Маленькое отступление: Стас живет прям напротив Иры. И где-то там что-то имеет Коля и Димон, наш тоже тот еще товарищ с неизменный запасом чудо-травки-муравки.

И не было мыслей на что-то там. Как впрочем, и помыслов. Было просто жгучее желание. И мы пошли в парк и совсем неожиданно там оказался и Стас и Коля и даже Димка. Всего в паре метров. Проходящих метров. Дурацкое совпадение, которые вылилось во всегдашнюю пьянку и курение с неизменным исходом. Ну, и конечно же, примирение. Ха, воссоединение сторон по обоюдному согласию.

И купили еще шампанского и коньяка и виски и чего-то там еще, что уже не помнится и не воспринимается. И я поняла, как чертовски соскучилась по этому человеку и, кажется, даже вела себя неприлично. И обнимала и целовала и рассказала то, о чем следовало молчать. И много чего еще. И когда в пять часов утра мы собирались расходится нас увидела Рита и решила познакомить со своим новым молодым человеком. И до дома мы так и не дошли. Мы дошли до очередного магазина, ибо то, что было мы тут же разпили.

И было уже позднее утро, когда мы пришли к Стасу. И я не помню, что он мне говорил, что делал и когда он успел нацепить на меня эту его смешную футболку. Я просто рухнула. А через три часа позвонила Ира и я поняла, что спать уже без мазы. И я долго таращилась на спящего Стаса. И думала. И поняла одну простую вещь. Теперь все будет хорошо - это не про меня и не для меня. И это даже не пессимизм и не научная фантастика. Мне трудно и пока я живу здесь ничего не изменится.

И сбежать не удалось. И мы долго лежали о чем-то там разговаривая. И мне хотелось сказать, что это лишнее и не нужное. И не надо вот этих вот разговоров и рук. Я не знаю, что принято говорить по утрам и я не знаю, что отвечать, потому что я вижу, каких ответов от меня ждут. И он моет мои туфли, потому что они все в глине и я даже не помню отчего. И это трогает, потому что если так подумать, кому бы это вот так просто и легко могло прийти в голову??? Никому. За редким исключение, которое и стояло в тот момент передо мной.

И внизу была Ира с Колей. И был коньяк. И тошнота, которая вдруг неожиданно исчезла. И я поехала домой, потому что я была приглашена на день рождения и у меня была коррекция. И было долгое прощание и что-то там еще.

Коррекция. День рождение. Снова по накатанной. И звонит Стас. И я понимаю, что это конец. И я сбегаю уже вечером и снова еду туда. И снова Ира с Колей. И Димка с чудо-травкой-муравкой. И Стас. И завтра понедельник и на работу, но эта мысль даже не приходит в голову. И я снова остаюсь. И снова падаю. И снова ничего не помню. И еду домой утром, а потом на работу.

И уже вечером мы страшно ругаемся. И я понимаю, что это накопившаяся усталось вкупе с чем-то, что пора уже давно менять. Но у меня нет этих дурацких ответов. Ну, нет их.

И мне становится все равно. Я устала что-то решать, что-то обдумывать, строить комбинации, что-то там выгадывать и даже угадывать. И я стираю телефон, который еще не успел осесть в моей голове. И я понимаю, что не буду звонить, ибо незачем. И вот это вот его "я думаю, что делать и как тебе помочь". А с чего ты вообще взял, что мне нужна помощь, тем более твоя? С какого хуя? - хочется сказать мне. Но вместо этого я всего лишь улыбаюсь и говорю, что у меня все хорошо. И на вот это его "ну, как может быть хорошо при таком раскладе" отвечаю очень просто "а что еще остается?". Биться, ныть и забивать? Как же я смогла? Ха, а вот так. Ты тоже сможешь, если не будет ничего другого.

Не вариант. И непонятная ситуация. И это даже не выдерживание характера. Это пауза. Лишь бы она не затянулась. Тут либо да, либо нет. Другие варианты не катят. Слишком быстро мы заполонили жизни друг друга, ничего не успев толком понять. Слишком многое испытали и слишком мало выделяли главное.

И мне все равно, но оно потом пройдет. Не сразу и не в этой формации.

22:18 

А я все еще

Женщины, как вино... чем старше, тем дороже..
Все просто отлично, все просто зашибись, все просто замечательно, все просто чудесно, все просто и легко.

Доставая бутылку бейлиса, ставя стопку возле. Просидев так неизвестно сколько времени я так и не притронулась к оному. Всего лишь тупой взгляд куда-то мимо. А еще, куча воспоминаний, умеющих раздирать и без того слабые души. Хм, смешно. Раньше я бы не задумываясь ее опустошила, а теперь, слишком многое было из того, что перевернуло все ценности и идеалы. Слишком. Но ты об этом уже не узнаешь, да и не нужно вовсе. И вместо этого я иду спать. И утро не приносит мне ничего нового. Совсем. Мне не грустно, нет. Мне пиздец, как грустно.

Да, кстати, так, между делом, мы расстались со Стасом.

17:05 

А я вот как-то..

Женщины, как вино... чем старше, тем дороже..
Что-то нереальное происходит. Что-то..

Какой-то бред. Но ведь если этот бред происходит у двух людей одновременно, то это вовсе не бред? Чьорт.

Обедали. Стас сбежал с работы и мы поехали трапезничать. А потом долго не могли расстаться и долго-долго прощались и совсем не хотелось уходить... А ему все названивали.., но это не раздражало. Совсем. Это было уже не столь важно..

Мы встречаемся каждый день. Мы перезваниваемся миллион раз за день. Мы начинаем утро и Мы заканчиваем день. Мы, мы, мы.. все время мы. И когда я случайно говорю что-либо невольно разделяя Мы на "меня" и "его" - он очень злиться и намеренно поравляет меня.

И меня совсем не бесят эти звонки. И эти частые встречи. И все эти "я скучаю", "хочу тебя видеть"... и пр.

Кажется, я схожу с ума. Не просто, а от этого человека. От его запаха, от его взглядов, от его нежности. Дважды чьорт.

Вчера снова тусовались вчетвером. Пятнеца же. Хотя, не показатель, ибо побоку.. И я поехала домой уже утром. Хотя, можно было остаться и можно было.. Но рано. Слишком рано и слишком быстро. Все очень хорошо, чтобы сейчас посметь все испортить. Вечером, уже после его работы снова встречаемся. И это даже не перебор, как было когда-то и с кем-то другим. Это необходимость. Теперь уже. Вызванная вполне конкретным человеком.

И я не буду делать прогнозов. Я просто буду не сопротивляться.

10:49 

Повседневность

Женщины, как вино... чем старше, тем дороже..
Здра! 8)
Вчерашний день прошел в полном коматозе.. Как пить дать..

Стас никак не хотел вставать и мне пришлось приложить немало усилий к оному. Первое совместное утро, которое прошло второпях и беготне. Я сидела напротив него, попивая чаек и было что-то странное в этом. Несвойственные действия и мысли для меня, которые я никогда не совершала. И ни для кого. Полуночный бред. А потом он включил телефон и позвонил на работу. Те чуваки, с которыми он договорился о встрече на 11 приперлись в 9. Все. Конец. Какого хуя? - хочется сказать мне. Но вместо этого я сдержанно киваю головой и, конечно же, все понимаю. Почти все, но ему знать об этом вовсе необязательно. И он быстро пакуется и так же быстро мы выходим из квартиры, ибо у нас оьразовалось целых (!!) два пакета с мусором, которые ну, совсем никак не пролезут через мусоропровод. Уловка? Хм.. да, нет.. Что вы..

А он все звонит Максу, а Макс говорит, что уже напоил их кофием, уже показал авто, уже Олька-секретарша блеснула всеми своими прелестями и вариантов не осталось. А Стас начинает злиться и переходить на личности: "я плачу тебе зарплату не за то, чтобы ты мне звонил и говорил "я не знаю".

Утро испорчено. Напрочь. Набирая на ходу очередной номер он бросает мне "я тебе позвоню. Как только разберусь со всем". Звони, мне похуй.

Я выкидываю мусор, встречаю нашего дворника-таджика или молдаванина или еще что-то там. Он улыбается от удивления, ибо видит меня каждое утро рабочих дней, когда я выхожу из подъезда. А тут выходной, да еще такая рань. И я автоматически улыбаюсь в ответ и тоже здороваюсь, хотя думаю совсем о другом. Мне похуй.
Наваждение какое-то, не иначе.

А когда я прихожу домой Ирка уже встала и не понимает, где она, с кем и почему нет меня.. А потом встает Коля и мы тупо зависаем. Он готовит нам просто космический завтрак и я, поначалу не хотевшая и не могшая есть - сжираю все до единой крошки. А потом мы поправляем здоровье пивом, купленным как оказалось, как раз на утро. А потом Коля достает чудо-травку. И я в который раз понимаю, что мешать алкоголь и наркотики - дурное занятие.

И где-то часа в три мы вываливаемся из хаты. Я еду к родителям, ибо нужно. Они едут к каким-то чувакам, ибо хочется. Коля обнаруживает, что забыл чудо-травку на столе и мы возвращаемся. Вдвоем, ибо Ира выразила желание остаться на улице и покурить. И в лифте он выказывает желание меня поцеловать. А я от слов перехожу к действиям. И это не алкоголь или что-то там еще. И это даже не на зло Стасу или кому-то там еще. Это совсем другое. Абсолютно.

И виноватых нет. Вообще ничего нет, ибо мне похуй.

Приехав к родителям я поняла, что это пиздец. Это просто невозможно, какой пиздец. Они меня раздражают. Оба. Особенно папа, который как оказалось соскучился и полез меня обнимать и целовать. Раньше надо было проявлять свою заботу, а теперь уже поздно пить боржоми. Родники высохли. Напрочь.

И я срываюсь. Мама огорчается, но все понимает. А хули ж не понять-то? И звонит Ира, когда я жду лектричку и я понимаю, что это конец.

Я приезжаю, моюсь, одеваюсь, навожу образ и срываюсь. Очередной рассвет, очередное полу пьяное утро, очередные образы. Стас где-то там звонил. Сказал, что поговорит со мной на тему моих частых гулянок. Злой какой-то был. Тоже мне, воспитатель выискался. Будет мной командовать я разобью ему лицу и отправлю нахуй. И скажу, что так оно и было. Мы друг другу никто. Мы не спим, мы не живем, мы даже не встречаемся. Мы просто проводим время вместе. Иногда. Так о чем, собсна, может идти речь???

Пожалуй, это один из немногих молодых людей, встреченный мною, который имеет свою точку зрения, свою ярко-выраженную позицию, свои взгляды и свои принципы. Это не какая-нибудь тряпка, типа Дениса и кого-там еще, которые будут стелиться и ползать, и просить, и даже умолять. Унижаться, падать, подниматься и говорить себе, что это их вина. О, нет. Со Стасом такие номера не пройдут. Однозначно. Не тот это мальчик, на котором можно ставить такие вот темы. Это-то и привлекает, вы же понимаете? То, что не дается в руки легко и просто, то, чего нужно добиваться и ухитряться и что-то там еще - это завлекает своей необычностью. Сколько их, таких легко доступных? Мильен. А может быть и два. Я тут поняла недавно, что могу получить любого. Поправка. Почти любого. Статистика никак не укладывается в моей голове. Как так? Как? Но практика доказывает обратное. Махом. И фокус в том, что почти любой не нужен. Неа. Никак.

И это все. Больше никаких мыслей. Я свободная и ничем не обремененная девушка. И пусть попробует оспорить мое мнение. Пусть.

Как в песне:

Пусть,
будет печаль и грусть..

20:51 

Середа

Женщины, как вино... чем старше, тем дороже..
Вчера в одиннадцать вечера, когда я запрокидывала одну ногу из ванной, вылезая из оной, зазвонил телефон. Я сюрпризов не люблю, всем известно, кроме Стаса, видимо.

"Я у подъезда, выходи".
Пиздец. Немая сцена. Хотелось задать один-единственный вопрос: а с какого хуя? я тебя звала?

Но вместо этого я грубо матерясь, суша волосы и крася ресницы совершаю рекорд по собиранию. 20 минут. Зачем? - не понятно. В любой другой ситуации я бы просто послала и пошла бы пить чай. А тут, эффект неожиданности вкупе с голосом. У него он офигенный. Честно.

Луна какая-то была огромная, а парк очень темный и очень жаркий. Или это он был очень жарким? А может, у меня температура? ХЗ.

Гулять до 3-х ночи. Потом жрать. Потом снова гулять. Два часа на сон. Смурное утро. Работа. Я наглею. Я это чувствую. Я просто позволила расслабиться. Я становлюсь зарвавшейся сучкой, которая любит раздавать указания и нихера при этом не делать самой. Испытание властью. Я его уже не прохожу. Я это чувствую, но не могу остановиться. Не-мо-гу. Слишком долго я к этому шла и слишком много позволяла другим. А они ни черта не ценят. И только давят с силой сжимая горло.

Нахуй. Сегодня я никуда не пойду. Я лягу спать в десять, выключу телефон и ниибет. Я в танке.

15:38 

Дарить молчание

Женщины, как вино... чем старше, тем дороже..
Растворяюсь в твоих смс. Ты меня ими совсем не балуешь, лишь изредка, в самых важных случаях мой телефон высвечивает твои буквы. В последнее время мы вообще стали реже общаться. У тебя работа и что-то еще, у меня тоже работа. Всё это можно понять, и мы просто понимаем.

Я рисую твои черты в лицах прохожих, пытаюсь услышать в их голосах отзвуки твоих слов. И всегда прошу только об одном: улыбнись мне перед самым сном. Я знаю, что всё равно не увижу этого, но это – не важно. Просто я знаю, что ты улыбаешься.
Я купаюсь в звуках твоего имени, рисуя буквы на разных языках. Помню каждое прикосновение ручки к бумаге, каждый изгиб линий, каждый оттенок чернил.

Мои ладони помнят тепло твоих рук, на губах играет отзвук коротких поцелуев наших встреч, а глаза – вечно украдкой ловят твой взгляд. Взгляд, который всегда обращен мимо меня. Точнее, не на меня, скорее, на других.

Как же избито писать о глазах! Говорят, что мужчина делает комплимент по их поводу лишь, когда больше нечего сказать. Только это – не про меня. Я несколько раз ловил себя на том, что у меня начинает слегка кружиться голова, стоит в них взглянуть. Они никогда не бывают одинаковыми, словно река, в которую невозможно войти дважды. И иногда мне кажется, что я вот так вот часами мог бы просто любоваться ими и тобой.

...А ещё я знаю, что никогда не скажу тебе всего этого глядя в твои глаза. По крайней мере, сейчас. Всё ещё рано... или быть может, уже слишком поздно?


Мне совсем не смешно. Вовсе. Когда влюбляешься безответно, хочется просить прощения у всех тех, кто был безответно влюблен в тебя... Когда живешь с этой безответностью и год, и два, и даже три, и.. хочется ненавидеть всех тех, кто насилует твой телефон и разрывает мозг признаниями. Бесконечными. Нудными. И такими не нужными.

В пятницу был театр. Я пришла домой довольно поздно. Да, мне понравилось. Скупо? Возможно. Как говорил когда-то Денис: я дарю тебе эмоции, которые никто и никогда не сможет тебе дать. Мне сейчас смешно все это вспоминать, ибо эмоции могут быть только с тем, к кому ты действительно испытываешь симпатию. А все, что между – ничто.

Когда я уже собиралась ложиться спать позвонили Ира с Колей и сказали, что ожидают меня. Ехать куда-то в первом часу ночи меня абсолютно не вдохновило и я сказала, что если Стас заедет за мной, то я приеду, ибо я не собираюсь ловить в такую поздноту машину, дабы меня охерачили. Как итог. Я одеваюсь, навожу марафет и выхожу из подъезда, где меня уже ждет Стас.

Естественно, все они были пьяные в гавно, а Коля особенно. И началось, штрафную, фигиную. Примерно часа в 4 мы поперлись на какой-то дискач. Данный этап напроч стерт из моей памяти. Они меня так накачали, что я была просто телом.

Я не помню во сколько я домой пришла и как. По рассказам очевидцев в какой-то момент все тот же Стас неожиданно встав сказал: все, поехали. Завтра позвоню. Взял меня на руку и потащил к выходу. Тут мы с ним немножко подрались, ибо мне ехать домой вообще не вперлось, т.к. я как раз разошлась по самое небалуй. И потом, Коля…

В итоге, он отвез мое бренное тело домой. Мы кстати, немного заблудились, ибо мое зрение скакало, а он все время норовил отвернуть свой взор от дороги.

А в субботу у нас был заказан столик и мы должны были в количестве 12 человек праздновать юбилей. 5 лет. Ира и Коля. Коля и Ира.

Мы со Стасом опоздали, ибо он изъявил желание заехать за мной и опоздал. Потом, было вино, водка, пиво, ром с колой, снова пиво, снова вино, текила и что-то еще. И совсем не пьянеешь поначалу. Накачиваешься и ноль. И уже не лезет и все равно пьешь. А потом срубает, когда мы выходим на улицу и Димка делает какую-то хрень, которую все потом раскуривают. Я не знаю, что это да и не хочу знать. Стас орет и запрещает мне привыкать к таким шалостям. И не дает. И говорит, что разобьет Димке лицо, если узнает. Но мы-то с Димкой знаем, что при первом удобном случае затаримся и раскурим на двоих. И Стас об этом не узнает. 8)

И мы перемещаемся далее, ибо ночь в самом разгаре. И я уже не очень понимаю, где мы, с кем и что празднуем. Ночь кажется такой длинной, а рука Стаса очень теплой. И очень жарко. Видимо от выпитого, скуренного и чего-то еще, что находится рядом. Самое начало зарождающихся отношений. Когда ты только-только узнаешь человека. Когда он тебе нравится. Именно тем, что его не знаешь. Как новая игрушка, которая еще не успела надоесть, и к которой еще не успел привыкнуть. И забота трогает. И хочется тоже. И ты принимаешь и даже (о, черт) отвечаешь. И это не алкоголь. Это очередная попытка. Возможно, провальная, но ты еще об этом не знаешь.

И мы отказываемся ехать к Ире с Колей. И Ира обижается, а Коля крутит пальцем у виска. Но нам плевать. Нам весело и легко. И мы сажаем их, а сами идем гулять. И я вдруг вспоминаю Дениса. На короткое мгновение. Только тогда была зима, а прогулки были теми же. И руки тоже были теплыми.

А потом мы прощаемся. И он напрашивается в гости. Но я-то знаю, что мне невперлось что бы там ни было. Поцелуй на прощание и легкая улыбка. До встречи.

И приехав домой я понимаю, что вряд ли что-то получится. Я не хочу делать прогнозы, но и не хочу не видеть очевидного. Воспоминания. Сравнения. Грустная улыбка. Не хотела брать трубку, но взяла. У меня сегодня коррекция, но я не пойду, ибо скоро приедет Стас. Я не знаю, чего я хочу. И я не знаю, что мне делать с тем, что у меня есть. А все потому, что

- дарить молчание, принимая ласку. Ведь мы же люди, а люди носят маску.

23:13 

Не иначе

Женщины, как вино... чем старше, тем дороже..
Раз десять начинала писать и столько же стирала. Снова писала и снова удаляла. Что поведать миру? А что готов мир поведать мне?

Меня можно поздравить. Служебная записка о моем переводе ожидает своего визирования, ибо это всего лишь формальность. С новой недели я начну перевозить шмотье. Дальше я не знаю, что писать. Радости нет, как впрочем, и удовлетворенности. Тупое равнодушие. На парочку врагов стало больше, но победителей не судят, верно? Я буду скучать. Серьезно. Хотя именно теперь я могу, как никогда вздохнуть свободно и одеть, наконец, шпильки.

И мне даже не с кем это отпраздновать. Честно. Всякие там подружки-поблядужки – это все не то. Я допустила ошибку. Очень большую и очень серьезную.

Он ходил ко мне примерно месяц. Ему за 30. Далеко за. Слишком уверенный в себе. Слишком знающий цену. Всему, в том числе и мне. Мы же все продаемся. И не всегда эта цена котируется строго в денежном формате. Вывод, от которого даже меня слегка покачнуло.
Сначала он приносил конфеты, а я его отшивала. Потом в ход пошли подарки. А потом он приехал к концу рабочего дня и сказал, что сегодня мы уедем вместе. Я тогда еще громко рассмеялась, сказав ему, что его воображение когда-нибудь сыграет с ним злую шутку. В итоге, шутом оказалась я.

Просто у Макса-безопасника было день рождение. Просто я немного выпила. Просто стечение обстоятельств. Просто меня заебала эта работа и эти бесконечные клиенты, которым всегда надо улыбаться. Просто он очень похож на тебя. Не внешне, нет. Такой же наглостью, посредственностью, давящим ароматом и негласной уверенностью в получении увиденного объекта/субъекта. И это даже дело не принципа. Это дело жизни. В данный момент и данную секунду.

Коля познакомил меня со Стасом. Мне понятна вся эта частота знакомств с его друзьями. Мне смешно его чрезмерное усилие. Мне непонятно зачем это Стасу? Мы как-то часто в последнее время бываем все вместе. Мы слишком много пьем. Слишком часто не спим. Вообще. Слишком много ругаемся. Слишком близко садимся друг от друга. И слишком много совершаем «подвигов». В том еще угаре.

Мы не так давно промокли до нитки. До кончиков. Был жуткий ливень, а мы забыли, где оставили машину, что в принципе не удивительно, учитывая то, в каком состоянии мы туда приехали. Вообще странно, как нас еще не поймали и не отобрали права. У меня иногда на короткую секунду, особенно, после слов Коли: смотри на дорогу и не приставай к Марине! - появляется мысль, а что если.. Она так и обрывается, потому что это уже не экстрим, это уже кое-что посерьезнее будет. Слишком глупо и слишком банально, но остановиться уже невозможно. Затянуло. Слишком сильно. Так, что уже не выбраться. Да и зачем?

И когда они стали ругаться и путаться в показаниях, касаемо стоянки, я тупо сняла туфли, кофту, оставшись в белой футболке, бросила сумку Ирке и стала совершать дикие танцы. Вот она, грань сумасшествия пополам с пропитостью мозга. Коля сказал, что мне пиздец, после такого душа, а посему, нужен срочно коньяк. Можно подумать, что они остались сухими, учитывая то, что мы все стояли без какого-либо намека на козырьки и крыши. Ну, и какой смысл? Потом было, конечно, неприятно. Сидя в машине ощущать жуткую холодность от насквозь промокшей одежды. И две темные дорожки от туши, сбегающие на уже не белую футболку. Идея снять одежду и выжать ее – не была поддержана, а посему, Стас просто отвез меня домой.

А потом я пекла блины, сидя с чужим и совсем не нужным мне мужчиной. И мыслями я была совсем не с ним. Это были мои первые блины для абсолютно чужого человека. Первые и последние.

Я не буду озвучивать цены. И я не буду больше ожидать. Мы больше не встречаемся с Денисом. И мы больше не встречаемся с ним. У меня не новые отношения и я вовсе не свободна. И эта дурацкая песня до сих пор крутится в голове заставляя негласно напевать причудливый мотивчик. Как жаль, что все так получилось. Очень-очень жаль, что совсем ничего не получилось. Поздно. Очень-очень поздно, что-либо менять.

Я не свободна и вряд ли, когда-нибудь будет иначе.

12:41 

No stress!

Женщины, как вино... чем старше, тем дороже..
Нельзя быть вместе находясь при этом по отдельности.

Но ты, видимо, совсем не хочешь этого понять. И я могу сколько угодно жевать это огромное зеленое яблоко, уткнувшись в созерцание голубого экрана, и делая вид, что мне все равно. У тебя звонит телефон, иди уже ответь своей сучке. Успокой ее. Просто скажи ей: милая, я на блядках, буду поздно.

Она не будет устраивать сцен. Она просто возьмет свое в ином, материальном эквиваленте. Потаскухам принято платить. Не скупись, дорогой. Удовольствие нынче дорого. А за двойное удовольствие – тройная цена.

Мы не можем жить вместе и это нужно признать. Я не буду готовить вечерние ужины, ожидая твоего прихода. Дождавшись только на утро. Я не буду заламывать руки в ожидании и срывать телефон. Я не буду рыдать и истерить. И ревновать я тоже не буду.

Я не буду вести быт и что-то там покупать в дом, чтобы обустроить его. Зачем, если тебя там почти не бывает, впрочем, как и меня. Мне ни к чему планировать выходные. Мы все равно проведем их в разных концах города. Несознательно, понимаешь? Я даже не беру телефон. И не потому, что мой срок так недолог, а потому, что это либо очередной тупой опрос либо банальная ошибка. Вы не туда попали, как, впрочем, видимо, и я сама.

Иногда мы вместе завтракаем. Иногда, ужинаем. Но никогда не обедаем.
И мне уже почти все равно, когда ты орешь, что я снова поздно пришла «домой». И на автомате: это был последний раз, я больше не буду пить, честно. Вранье, как и твое неожиданное «я скучал, почему-то». Тебя это удивляет? Знаешь, почему ты неуверен? Потому что ты лжешь. И мне хочется закрыть твой поганый рот. Навсегда.

Да. Наверное, это были хорошие дни. Пусть и пустые. Мы действительно не можем жить вместе. Я слишком много бываю вне дома. Ты слишком постоянно находишься за его границами. Все эти новые компании, выпивка, курево, что-то там еще, медленно убивающее мозг с неизменным «не вызывает привыкания, чувак, покажи, какой ты крутой перец!» Выдумка для дураков. Но я ведусь, просто потому, что мне все равно.

Как я живу, спросишь ты? Хм..

У безопасников есть электронный сейф. Они там прячут водку/пиво/ликер/коньяк, в совокупности с колбасу/хлеб/сыр/сок и пр. Место встречи изменить нельзя. Утро через день начинается с улыбки. Пьяной.

Потом программисты. Милые мальчики, но еще слишком молодые. Начальник отдела кредитования, конечно, блюдет мораль. Но выходит паршиво, ибо рожа выдает его со всеми потрохами. Девочки из отдела снова придумывают досуг. Как обычно, я не помню как открываю дверь квартиры и как я вообще оказываюсь дома.

И новый этап программы – Коля. Нет, не так. Коля-Ира. Или Ира-Коля. Разницы нет. Для меня. Может, покаяться? Хык. Не было бы счастья. И зачем он трогает мои коленки? И что он там шепчет, пока Ирка отошла в туалет? Или это уже я шепчу? И как я так неожиданно влилась в этот водоворот компаний?

Они меня познакомили с Андреем. Милый мальчик. Это был повод влиться в этот устоявшийся костяк. Влиться, чтобы разбить его изнутри. Гы! Шучу. Не буду брать на себя многого. Пока достаточно этого. Последний раз пили очень жестко. В памяти всего пару часов. Потом – огромная дыра. Не помню, что было. Не помню, кто меня отвез и как. Не помню, кто открыл дверь моей пустующей квартиры. Кто меня уложил.

Не помню, зачем я призналась Коле и почему он ответил. И зачем восстановил в памяти с вопросом: ты помнишь, что обещала? Пора отдавать долг. Конечно, не помню. И конечно отдам. Уже.

Я помню, как не могла встать и было ощущение, что мне отказали ноги. И очень хотелось пить. И потом долго рвало, после выпитой минералки. Приходить в себя ровно сутки не вставая с постели – это жесть. Неоправданная.

И звонил Коля. Я же не давала номер, точно помню или? Да, нет же. У Ирки я под буквой М. Все так просто. Мы делаем только то, что хотим и нет никаких ограничений в желаниях. Я чувствую себя плохо, а после его звонка еще хуже. Я не могу встать и приехать и его впустить я тоже не могу. Это будет край и даже я не смогу его перекроить.

Я не свободна, как и ты. Не важно, что я не видела Дениса сколько-то там недель. Я пиздец, как занята. У меня сессия-хуессия, английский, ЦБ-шная проверка на работе. И полная хуйня. И только такой дурашка, как Денис может повестись на всю эту ложь. Особо даже не прикрытую.

Но это ничего не меняет. Мы делаем только то, что хотим и живем мы только сегодня. Исключительно. И я снова срываюсь и уже не жду, когда ты перезвонишь.

И мы не можем жить с тобой вместе. И не удивляйся, что, придя утром не обнаруживаешь моих вещей. Блять, хорошо, что не успела перевезти все. И не звони с неизменным: что за детские выходки? Ты дурак и я все равно тебя люблю. И все равно не вернусь. Я слишком посредственна, забыл? Я слишком самодостаточна. Я слишком свободна. Я слишком выдаю твое отражение. Даже очень. А кому понравится смотреть на другого и видеть в нем себя? Причем, со всех сторон.

И мы не можем жить с тобой вместе.
Только чтобы разойтись вновь.

Просто потому что мы иногда завтракаем вместе. Иногда ужинаем, но никогда не обедаем.

No stress!

Белая зЁбра в черную полоску..

главная